Паденье - неизменный спутник страха,И самый … (Осип Мандельштам)

Архитектурные мотивы в поэзии Мандельштама Вступление Н. Акмеизм Мандельштама Акмеизм —"это стремление вернуться к источнику земных ценностей". Общее стремление готики и акмеизма —"разбудить тяжесть", победить материю: Готика — торжество динамики: Или его готическая мысль смирилась и перестала возносить к небу свои стрельчатые башни? Французские символисты века и готика: век французской поэзии черпал свою силу из той же национальной сокровищницы — готики" на Мандельштама очень повлиял Верлен.

Ваш -адрес заблокирован

Возведение здания уподоблено созданию поэтической строки, тема камня тесно связана с образом поэзии. Это уподобление мы встречаем во многих стихах, оно предшествует образу готического собора. Можно провести параллели между этими двумя образами - как последовательно зарождается жемчужина, также последовательно возводится готическое здание.

Она еще не родилась Она и музыка и слово, И потому всего живого Ненарушаемая связь

Перейти ^ «Паденье — неизменный спутник страха» (Соч. в 2 т. , Т. 1 , с. 79). — Гиперборей, , № 8 (октябрь), с. К, с.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Падение - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда — то мерил ты:

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство.

О, вещая моя печаль, О, тихая моя свобода И неживого небосвода Всегда смеющийся хрусталь! Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю Оттого, что иной не видал. Я качался в далеком саду На простой деревянной качели, И высокие темные ели Вспоминаю в туманном бреду. Узор отточенный и мелкий, Застыла тоненькая сетка, Как на фарфоровой тарелке Рисунок, вычерченный метко, Когда его художник милый Выводит на стеклянной тверди, В сознании минутной силы, В забвении печальной смерти.

У тщательно обмытых ниш В часы внимательных закатов Я слушаю моих пенатов Всегда восторженную тишь.

Евгений Витишко. Философские рекомендации политзаключенным

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха!

Так, перевернув, не изменить сонета «Паденье -- неизменный спутник страха», не испортить восхитительного всей пронзительностью вложенного .

Хочешь, примус туго накачай, А не то веревок собери Завязать корзину до зари, Что бы нам уехать на вокзал, Где бы нас никто не отыскал Но выдает себя снаружи тайный план: Здесь позаботилась подпружных арок сила, Чтоб масса грузная стены не сокрушила, И свода дерзкого бездействует таран. Стихийный лабиринт, непостижимый лес, Души готической рассудочная пропасть, Египетская мощь и христианства робость, С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.

Но чем внимательней, твердыня , Я изучал твои чудовищные ребра, Тем чаще думал я: Как трудно раны врачевать! Иосиф, проданный в Египет, Не мог сильнее тосковать. Под звездным небом бедуины, Закрыв глаза и на коне, Слагают вольные былины О смутно пережитом дне. Немного нужно для наитий:

ПАДЕНЬЕ - НЕИЗМЕННЫЙ СПУТНИК страха - стихотворение Мандельштам О. Э.

Но если ты мгновеньем озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен. Мандельштам Интерес к поэзии как к способу самовыражения возник у Мандельштама в годы учебы в Тенишевском училище — одной из лучших школ Петербурга. Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров.

стихотворенье"Паденье" исследователи связывают с одним из стихотворений Тютчева. связь безусловно прослеживается. но для.

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен -- Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Случайные стихотворения этого автора.

«Паденье — неизменный спутник страха...»

Оттуда он бежал, но куда? Читая его стихи, с удивлением видишь, что для Мандельштама оказывается родной любая эпоха, любая культура, в которую он погружается, куда он входит, как в родной дом. В году он был крещен в епископско-методистской церкви, однако главным для него оставалось то, что гораздо позже К. Для него была очевидна неразрывная связь христианства и культуры. В советское время оставаться культурным человеком было так же непросто, как и верующим, собственно говоря, это было фактически одно и то же.

Мандельштам нигде непосредственно о вере не говорит, но его строки дышат красотой христианской традиции и культуры, живым дыханием божественного откровения.

Осип Мандельштам — Паденье, неизменный спутник страха. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство.

И опять же, если у Маяковского бунт как таковой, то для Мандельштама бунтовать - значит строить готический собор. Мысль эта с полной отчетливостью выговорена им в статье"Утро акмеизма" ок. Текст этот мыслился как манифест акмеизма, но был отвергнут Гумилевым и Городецким. Исследователи давно обратили внимание на взаимосвязь разбираемого нами стихотворения и этой статьи. Статья как бы разъясняет мысль стихотворения.

Хорошая стрела готической колокольни - злая, потому что весь ее смысл уколоть небо, попрекнуть его тем, что оно пусто". Вспомним теперь образ"звездной булавки" из стихотворения"Я вздрагиваю от холода Там - булавка, опускающаяся с неба, здесь - шпиль, ранящий небо"тонкой иглой". Действия, как мы видим, разнонаправленные. Однако стихотворение не только об этом. Неожиданно после декларации возникает сомнение:

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха. Читает Станислав Комардин

Posted on